Animals: Life outside the city

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Animals: Life outside the city » Игры » Sopка


Sopка

Сообщений 1 страница 30 из 35

1

Каждый по очереди называет ОДНО или ДВА слова и получается предложение...
Таким образом составляем полноценный текст. 
Можно называть за один день больше, но после вашей записи должен ответить другой пользователь, а потом Вы опять можете писать!

Пример
Слон....
Слон был...
Слон был большим....
Слон был большим и красивым...
Слон был большим и красивым с большими....
Слон был большим и красивым с большиме ушами....
Слон был большим и красивым с большиме ушами и толстыми....
Слон был большим и красивым с большиме ушами и толстыми ногами....

Я начну-
Волк...

0

2

Волк был серым...

0

3

Волк был серым, с рыжеватыми подпалинами...

0

4

Волк был серым, с рыжеватыми подпалинами, весь в мать.

0

5

Волк был серым, с рыжеватыми подпалинами, весь в мать. Злость никогда

0

6

Волк был серым, с рыжеватыми подпалинами, весь в мать. Злость никогда не была для него

0

7

Волк был серым, с рыжеватыми подпалинами, весь в мать. Злость никогда не была для него чем-то ...

0

8

Волк был серым, с рыжеватыми подпалинами, весь в мать. Злость никогда не была для него чем-то непозволительным, ...

0

9

Волк был серым, с рыжеватыми подпалинами, весь в мать. Злость никогда не была для него чем-то непозволительным, наоборот, он...

0

10

Волк был серым, с рыжеватыми подпалинами, весь в мать. Злость никогда не была для него чем-то непозволительным, наоборот, он наслаждался ею.

0

11

Волк был серым, с рыжеватыми подпалинами, весь в мать. Злость никогда не была для него чем-то непозволительным, наоборот, он наслаждался ею. Когда хищник

0

12

Волк был серым, с рыжеватыми подпалинами, весь в мать. Злость никогда не была для него чем-то непозволительным, наоборот, он наслаждался ею. Когда хищник охотился...
(Есть предложение - потом это описание вставить в одну из акций. Кто за?))

0

13

Волк был серым, с рыжеватыми подпалинами, весь в мать. Злость никогда не была для него чем-то непозволительным, наоборот, он наслаждался ею. Когда хищник охотился: впивался в...

0

14

Волк был серым, с рыжеватыми подпалинами, весь в мать. Злость никогда не была для него чем-то непозволительным, наоборот, он наслаждался ею. Когда хищник охотился: впивался в свою жертву...

0

15

Волк был серым, с рыжеватыми подпалинами, весь в мать. Злость никогда не была для него чем-то непозволительным, наоборот, он наслаждался ею. Когда хищник охотился: впивался в свою жертву когтями, чувствовал....

0

16

Волк был серым, с рыжеватыми подпалинами, весь в мать. Злость никогда не была для него чем-то непозволительным, наоборот, он наслаждался ею. Когда хищник охотился: впивался в свою жертву когтями, чувствовал её страх...

0

17

Волк был серым, с рыжеватыми подпалинами, весь в мать. Злость никогда не была для него чем-то непозволительным, наоборот, он наслаждался ею. Когда хищник охотился: впивался в свою жертву когтями, чувствовал её страх, ощущал шкуру бедного...

0

18

Волк был серым, с рыжеватыми подпалинами, весь в мать. Злость никогда не была для него чем-то непозволительным, наоборот, он наслаждался ею. Когда хищник охотился: впивался в свою жертву когтями, чувствовал её страх, ощущал шкуру бедного маленького животного, то...

0

19

Волк был серым, с рыжеватыми подпалинами, весь в мать. Злость никогда не была для него чем-то непозволительным, наоборот, он наслаждался ею. Когда хищник охотился: впивался в свою жертву когтями, чувствовал её страх, ощущал шкуру бедного маленького животного, то злость закипала...

0

20

Волк был серым, с рыжеватыми подпалинами, весь в мать. Злость никогда не была для него чем-то непозволительным, наоборот, он наслаждался ею. Когда хищник охотился: впивался в свою жертву когтями, чувствовал её страх, ощущал шкуру бедного маленького животного, то злость закипала в нём во всю...

0

21

Волк был серым, с рыжеватыми подпалинами, весь в мать. Злость никогда не была для него чем-то непозволительным, наоборот, он наслаждался ею. Когда хищник охотился: впивался в свою жертву когтями, чувствовал её страх, ощущал шкуру бедного маленького животного, то злость закипала в нём во всю.
Но, в конце концов, она....

0

22

Волк был серым, с рыжеватыми подпалинами, весь в мать. Злость никогда не была для него чем-то непозволительным, наоборот, он наслаждался ею. Когда хищник охотился: впивался в свою жертву когтями, чувствовал её страх, ощущал шкуру бедного маленького животного, то злость закипала в нём во всю.
Но, в конце концов, она была всего лишь...

0

23

Волк был серым, с рыжеватыми подпалинами, весь в мать. Злость никогда не была для него чем-то непозволительным, наоборот, он наслаждался ею. Когда хищник охотился: впивался в свою жертву когтями, чувствовал её страх, ощущал шкуру бедного маленького животного, то злость закипала в нём во всю.
Но, в конце концов, она была всего лишь чувством, которое...

0

24

Волк был серым, с рыжеватыми подпалинами, весь в мать. Злость никогда не была для него чем-то непозволительным, наоборот, он наслаждался ею. Когда хищник охотился: впивался в свою жертву когтями, чувствовал её страх, ощущал шкуру бедного маленького животного, то злость закипала в нём во всю.
Но, в конце концов, она была всего лишь чувством, которое ни в коей мере...

0

25

Волк был серым, с рыжеватыми подпалинами, весь в мать. Злость никогда не была для него чем-то непозволительным, наоборот, он наслаждался ею. Когда хищник охотился: впивался в свою жертву когтями, чувствовал её страх, ощущал шкуру бедного маленького животного, то злость закипала в нём во всю.
Но, в конце концов, она была всего лишь чувством, которое ни в коей мере нельзя было поощрять. ...

0

26

Волк был серым, с рыжеватыми подпалинами, весь в мать. Злость никогда не была для него чем-то непозволительным, наоборот, он наслаждался ею. Когда хищник охотился: впивался в свою жертву когтями, чувствовал её страх, ощущал шкуру бедного маленького животного, то злость закипала в нём во всю.
Но, в конце концов, она была всего лишь чувством, которое ни в коей мере нельзя было поощрять. Только вот волк...

0

27

Волк был серым, с рыжеватыми подпалинами, весь в мать. Злость никогда не была для него чем-то непозволительным, наоборот, он наслаждался ею. Когда хищник охотился: впивался в свою жертву когтями, чувствовал её страх, ощущал шкуру бедного маленького животного, то злость закипала в нём во всю.
Но, в конце концов, она была всего лишь чувством, которое ни в коей мере нельзя было поощрять. Только вот волк всё равно любил...

0

28

Волк был серым, с рыжеватыми подпалинами, весь в мать. Злость никогда не была для него чем-то непозволительным, наоборот, он наслаждался ею. Когда хищник охотился: впивался в свою жертву когтями, чувствовал её страх, ощущал шкуру бедного маленького животного, то злость закипала в нём во всю.
Но, в конце концов, она была всего лишь чувством, которое ни в коей мере нельзя было поощрять. Только вот волк всё равно любил всепоглощающую злобу, убивающую в нем...

0

29

Волк был серым, с рыжеватыми подпалинами, весь в мать. Злость никогда не была для него чем-то непозволительным, наоборот, он наслаждался ею. Когда хищник охотился: впивался в свою жертву когтями, чувствовал её страх, ощущал шкуру бедного маленького животного, то злость закипала в нём во всю.
Но, в конце концов, она была всего лишь чувством, которое ни в коей мере нельзя было поощрять. Только вот волк всё равно любил всепоглощающую злобу, убивающую в нем все прекрасное. Его душа...

0

30

Волк был серым, с рыжеватыми подпалинами, весь в мать. Злость никогда не была для него чем-то непозволительным, наоборот, он наслаждался ею. Когда хищник охотился: впивался в свою жертву когтями, чувствовал её страх, ощущал шкуру бедного маленького животного, то злость закипала в нём во всю.
Но, в конце концов, она была всего лишь чувством, которое ни в коей мере нельзя было поощрять. Только вот волк всё равно любил всепоглощающую злобу, убивающую в нем все прекрасное. Его душа гнила, словно червивое яблоко...

0


Вы здесь » Animals: Life outside the city » Игры » Sopка